Размер шрифта
A- A+
Межбуквенное растояние
Цвет сайта
A A A A
Изоображения
Дополнительно

Кадетские традиции

    В военных парадах, проводимых в Советском Союзе, обязательно участвовали воспитанники Суворовских и Нахимовских училищ – подтянутые, не по годам серьезные подростки, избравшие для себя карьеру офицера. Эти училища были образованы в 1943 г. по принципу дореволюционных кадетских корпусов. Они давали возможность детям погибших на фронтах Великой Отечественной войны солдат и офицеров получить вместе с аттестатом о среднем образовании военное обучение, которое впоследствии помогло бы им связать свою жизнь с армией. Суворовское и Нахимовское училища существуют и сегодня. Наряду с ними в последние годы в разных регионах стран бывшего Советского Союза основано немало кадетских корпусов. Главная особенность этих военно-учебных заведений – ранняя профессиональная ориентация по профилю конкретного рода войск. Продолжать ли обучение после окончания корпуса с целью получения офицерского звания или нет, решают сами кадеты. Значение этой формы образования, ее авторитет и престиж растут с каждым годом. В немалой степени тому способствуют давние традиции кадетского движения.
    В Беларуси же на берегу живописного озера Нарочь в Мядельском районе Минской области на базе Национального детского образовательно-оздоровительного центра «Зубренок» проводится гражданско-патриотическая смена Союзного государства. Это традиционный сбор, где кадеты Беларуси и России общаются друг с другом, презентуют свои учебные заведения, рассказывают о своей стране и культуре.
  Сегодня ученые и практики считают, что на первом месте должен быть патриотизм, на втором – профессионализм, на третьем – порядочность. Важно, чтобы кадеты крепили славные традиции отцов и дедов, которые отстаивали честь своей Отчизны.
    Гражданско-патриотическая кадетская смена учащихся Союзного государства "За честь Отчизны" прошла с 11 сентября по 1 октября 2019 года в Национальном детском образовательно-оздоровительном центре "Зубренок". Приняли участие в смене и кадеты нашего училища.

"Зубренок" принял по 252 учащихся в возрасте от 14 до 16 лет из Беларуси и России - всего 504 человека. В программу смены были включены обязательные для участия делегаций конкурсы и соревнования: презентация делегаций, смотр-конкурс строя и песни, военно-спортивная эстафета "Ураган", спортивные состязания, конкурсы знатоков военной истории и инсценированной военно-патриотической песни. Прошли также соревнования по футболу, волейболу, баскетболу, плаванию, настольному теннису, шашкам, шахматам, гражданско-патриотическая акция "Живая память поколений", во время которой кадеты благоустраивали территории комплекса "Партизанские базы" в Мядельском районе и братской могилы русских солдат Первой мировой войны.

Предусмотрена была и обширная культурно-образовательная программа. Центральное место в ней заняло посещение Белорусского государственного музея истории Великий Отечественной войны и мемориального комплекса "Брестская крепость-герой". Кроме того, у ребят была оздоровительная программа "Укрепляем иммунитет", включающая медосмотры специалистами, различные виды массажа и медицинские процедуры.

Впервые гражданско-патриотическая кадетская смена учащихся Союзного государства была успешно реализована в "Зубренке" в сентябре 2007 года. За прошедшие годы в мероприятии приняли участие более 5 тыс. человек

    Задачами кадетских училищ являются: 

  1. усвоить предназначение Вооруженных Сил страны, социальные права граждан по подготовке к службе;
  2. привитие любви к родному краю;
  3. развитие интереса к получению начальных военных навыков, необходимых не только для службы в армии, но и при защите своего дома, своей семьи, если в этом будет необходимость;
  4. повышение физической подготовки;
  5. воспитание у подростков настойчивости в достижении поставленной цели, решительности, выдержки, высокой эмоциональной и психологической устойчивости, товарищеской взаимовыручки и взаимопомощи.

КАДЕТСКИЕ ТРАДИЦИИ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА

    Первая половина XIX в. — это время ста­новления системы военно-учебных заведений Российской империи, упорядочения учебно-воспитательной работы в них и попыток рег­ламентации всех сторон корпусной жизни. В частности, в 1830 г. были приняты «Общие положения для всех военно-учебных заведе­ний» — до этого каждое заведение имело свой устав и свою программу обучения, «ис­ходя прежде всего из вкусов и требований лица, курирующего данное заведение, и не­посредственно главы военно-учебного заведе­ния».

    Одновременно с унификацией и стандарти­зацией системы военного образования при Александре I и Николае I достигли своего логического завершения начатые еще их от­цом последовательная милитаризация кадет­ских корпусов и превращение их в сугубо во­енные учебные заведения. Тем самым не только изгонялась энциклопедичность образо­вания, которая в конце XVIII в. делала кор­пус неким подобием университетского панси­она, но и коренным образом менялась сама образовательная среда, в которой выковыва­лась личность будущего офицера.

    Александровская и николаевская эпохи стали временем зарождения, становления и укрепления обычаев и традиций кадетских корпусов. В дальнейшем эти обычаи и тради­ции, оформившись в стройную систему, оказы­вали колоссальное воздействие на ход всей корпусной жизни — будь то учеба, досуг, от­ношение к начальству, преподавателям, това­рищам. Милютинские реформы, изменив на­правление деятельности средних военно-учеб­ных заведений, не смогли ослабить действие большинства традиций и обычаев, за исключе­нием тех, что отличались наиболее вопиющей грубостью, — например, чудовищных по сво­ей дикости выходок старшеклассников. При Александре III в возрожденных кадетских кор­пусах были реанимированы почти все тради­ции — как хорошие, так и дурные, — в том числе и корпусная дедовщина, которая, впро­чем, присутствовала и в военных гимназиях. Корпусные обычаи и традиции, подвергаясь лишь косметическим изменениям, вызванным веяниями новой эпохи, благополучно просуще­ствовали до 1917 г., а затем переместились вместе с воспитанниками в эмиграцию и оста­вались в силе до 60-х гг. XX в., пока не за­крылся последний эмигрантский кадетский корпус. И на протяжении более чем столетия все поколения российских кадетов, начиная с воспитанников милютинских военных гимна­зий и заканчивая потомками эмигрантов, по­лучавших образование в русских кадетских корпусах на чужбине, утверждали, что следу­ют заветам своих предшественников — лихих «николаевских майоров». Поэтому можно гово­рить о том, что в первой половине XIX в. были заложены основы нравственного кодекса людей, готовившихся к офицерской карьере, — основы, которые оставались в силе на про­тяжении более чем столетия.

    Настоящая работа посвящена анализу сущ­ности кадетских традиций — системе неофи­циальных традиций и обычаев, бытовавших среди воспитанников российских военных учебных заведений в первой половине XIX в. Цель исследования — сформулировать поня­тие кадетских традиций, охарактеризовать отдельные традиции, выяснить влияние кадет­ских традиций на корпусную жизнь. В своей работе мы опирались в основном на опублико­ванные мемуары выпускников военных учеб­ных заведений, содержащие сведения о «внут­ренней», повседневной жизни кадетских кор­пусов, не отраженной в официальной доку­ментации.

    Кадетские традиции и традиции российских кадетских корпусов: соотношение понятий

    В самом широком смысле под традициями понимают «элементы социального и культур­ного наследия (идеи, взгляды, вкусы, образ действий, обычаи (курсив наш. — А. Г.), пе­редающиеся от поколения к поколению и со­храняющиеся в течение длительного времени». Таким образом, обычаи являются составным элементом традиций и одновремен­но традициями в узком смысле слова. Следо­вательно, говоря о традициях кадетских кор­пусов, мы должны иметь в виду и обычаи, и наоборот. Однако между этими понятиями в их приложении к кадетским корпусам есть лишь одна исторически сложившаяся разни­ца, о которой будет сказано ниже.

    Что же следует понимать под традициями, имевшими место быть в кадетских корпусах? По определению В. М. Крылова и В. В. Семичева, «применительно к воспитанникам кадет­ских корпусов под традициями можно пони­мать такие наиболее существенные черты их военного, социального и нравственного облика, которые определялись, передаваясь от одного поколения кадет к другому, особенностями их воспитания и поведения».

    Это определение, в целом достаточно пол­ное и развернутое, не учитывает, однако, по­веденческой составляющей традиций кадет­ских корпусов, которая всегда выступала в них на первый план. Достаточно спорно и раскрытие авторами содержания этих тради­ций, под которым они предлагают понимать:

  1. самоотверженное служение Отечеству, верность воинскому долгу, патриотизм
  2. глубокие профессиональные знания
  3. высокая образованность и эрудиция;
  4. высоко развитое чувство войскового това­рищества, порядочности и чести».

    Из четырех перечисленных Крыловым и Семичевым «существенных черт» облика ка­детов лишь последняя может быть с полной уверенностью причислена к традициям кадет­ских корпусов. Остальные — лишь благие пожелания корпусного начальства, зафиксиро­ванные во вполне официальных документах, «спускаемых» сверху и отражающих жела­емый (но не реальный!) образ кадета, угодный начальству.

    Это подчеркнуто и самими авторами, упомя­нувшими, что «своеобразным символом этих традиций стали девизы воспитанников кадет­ских корпусов, запечатленные в очерках, по­священных истории военно-учебных заведений, в нагрудных знаках и жетона.

    Более развернутое определение традиций дано Е. В. Климашкиной. Она подчеркивает поведенческую составляющую традиций: «Ка­детские традиции — это передающиеся от поколения к поколению кадет и сохраняющие­ся длительное время в кадетской среде обще­ственные и воинские ценности, правила и нормы поведения».

    Кроме того, Е. В. Климашкиной четко обо­значена взаимосвязь официальных традиций кадетских корпусов и традиций, идущих «снизу», от самих кадетов: «Традиции возни­кали в недрах кадетской среды. Но помимо них существовали официальные традиции кадетских корпусов. Это прежде всего их ис­тория, корпусные праздники, процедура про­ведения которых была у каждого корпуса своя, торжественные построения и марши по улицам города, храмовые праздники и дни поминовения, церемония прибивания знамени к древку, публичные концерты, спортивные выступления и пр. ...» [4, с. 91—92].

    Строго говоря, практически все официаль­ные, корпусные традиции (в отличие от не­официальных, кадетских) нельзя назвать обычаями. Эта разница между ними препят­ствует их полному слиянию. С одной сторо­ны, носителем корпусных традиций было в первую очередь начальство и лишь во вторую очередь — сами воспитанники (поэтому это были традиции прежде всего корпуса и уже лишь потом — воспитанников). С другой сто­роны, носителями кадетских традиций были сами кадеты (как правило, вопреки воле на­чальства), и в силу этого носителем этих традиций-обычаев становился корпус. Корпус­ные традиции шли сверху вниз, кадетские — снизу вверх. Пересекаться они могли по мень­шей мере в трех вариантах.

     Один из этих вариантов был обозначен Е. В. Климашкиной: «Некоторые корпусные традиции смыкались с кадетскими, что осо­бенно ярко проявилось в так называемых ка­детских заповедях. Их авторами могли быть кадеты, воспитатели, даже сам директор. Ав­торство...значения не имело, лишь бы данное правило соответствовало общему настрою и разделялось кадетской средой. В наиболее полном виде эти заповеди существовали в виде «Правил Русского корпуса» или «Заве­тов генерала Адамовича своим кадетам» [4, с. 92—93].

    Эти заповеди появились лишь в XX в. «За­веты генерала Адамовича...» появились в 1934 (! — А. Г.) году, в эмиграции. Самый ранний вариант, по-видимому, относится к 1913 г. Авторство его принадлежит великому князю Константину Константиновичу. Таким обра­зом, этот вариант слияния появился очень поздно, имел ходульный характер, насаждал­ся сверху и получил распространение глав­ным образом в эмигрантских военно-учебных заведениях, и то не по всем пунктам. Смысл его виделся начальством в первую очередь в том, чтобы смягчить нравы путем узаконения в среде воспитанников идущих «сверху» пра­вил, которые были очень хитро замаскирова­ны среди нескольких десятков других «заве­тов», идущих от самой кадетской среды и санкционированных, наконец-то, начальством.

    Это был официальный писаный вариант традиций (неофициальным была подпольная «Звериада»). Обычно же традиции, как это верно отмечено Е. В. Климашкиной, «пред­ставляли собой сложный, неписаный кодекс внутренней жизни и взаимоотношений, тесно связывающий сослуживцев в единую семью».

      Другие варианты пересечения кадетских корпусных и кадетских традиций заключа­лись в следующем.

    Первый вариант представлял собой полное совпадение того, что начальство одобряло в поведении кадетов, и того, что одобрялось самими кадетами независимо от начальства. Это прежде всего отношение к Отечеству, монархии, вере, оружию и т.п.

     Второй вариант — это санкционирование начальством ряда кадетских традиций, выгод­ных самому начальству. К ним можно отнес­ти одну из самых главных традиций — тра­дицию товарищества.

    Наконец, как исключение можно рассмот­реть в качестве еще одного варианта добро­вольное принятие взглядов начальства кадет­ской средой. Так произошло во Втором кадет­ском корпусе в 1841 г., когда начальник штаба корпуса Р. произвел подлинный пере­ворот в сознании воспитанников.

     Таким образом, обычаи и традиции кадет­ских корпусов включают в себя три группы явлений.

   Первая группа — это корпусные традиции. Под ними следует понимать официальные мероприятия, носящие торжественный, цере­мониальный характер, которые санкциониро­ваны начальством и служат целям воспитания кадетов в духе служения Отечеству.

    Вторая группа — кадетские традиции. Это устойчивые, исторически сложившиеся и не зависящие от воли начальства социокультур­ные коды поведения, санкционированные об­ществом самих воспитанников и обеспеченные возможностью физического и морального при­нуждения.

       Третья группа — это традиции, находящие­ся на стыке относящихся к первым двум группам.

    О том, какие явления относятся к кадет­ским традициям и какую классификацию им можно дать, нельзя говорить с большой опре­деленностью. Следует учитывать, что одни традиции были общими для всех корпусов, другие существовали лишь в пределах одного учебного заведения. Надо иметь в виду и вре­менной фактор: многие традиции угасали, им на смену приходили новые.

   В наиболее общем виде содержание «ста­рых кадетских традиций» — «честность, доб­рое имя, дух товарищества».

   
 

Разделы сайта